Потерянная экономика. Как назвать состояние дел в России?

Специально для https://vk.com/stepan_demura Движение от индустриальной экономики к постиндустриальной – как спортивная карьера. Удалась ли она нашей стране? Часто приходится слышать: Россия – постиндустриальное общество. Однако каждый раз в этом утверждении чувствуется какой-то подвох. Допустим, существует страна, где некоторое время назад располагалась масштабная и разнообразная индустрия. Однако в условиях глобальной конкуренции компании в этой стране были вынуждены переместить свои сборочные подразделения в экономики с дешевой рабочей силой. В результате часть национального рабочего класса оказалась в проигрыше, лишившись работы или по крайней мере потеряв шансы на рост доходов. С другой стороны, эти компании заметно усилили свои интеллектуальные подразделения, выполняющие ключевые сложные задачи, – разработку технических устройств, агрегатов, новых услуг.

Часть детей из рабочих семей, воспользовавшись национальной системой образования, смогли подняться по социальной лестнице, став инженерами, менеджерами, юристами, архитекторами. Другая часть семей рабочих, увы, так и не смогли себя найти в новых условиях – дети, как и их потерявшие работу в индустрии отцы, в основном могут заниматься простым ручным трудом и перебиваются временными заработками. Их поддерживает социальная система, и поэтому они более или менее терпят свое положение. А если социальная система их не поддерживает, то они голосуют за популистов, обещающих сделать их страну снова великой и вернуть им утраченный ранее более высокий социальный статус.

Как бы ⁠там ⁠ни было, какими бы ни были детали перехода ⁠от индустриального этапа к постиндустриальному, в итоге в этой ⁠стране образуется крупный ⁠корпус профессионалов, выполняющих сложные ⁠задачи – инженерные, архитектурные, информационные, ⁠управленческие, научные. В результате такая экономика создает для мира новейшие лекарства, аппараты, устройства, услуги и так далее. А сектор услуг обслуживает это профессиональное ядро, туристов и самого себя. Да, это постиндустриальная страна, с большим корпусом людей технологичных профессий, с воспитанием, бытом и досугом буржуа, а также прочими признаками высокого развития.

Другое дело страна, где после перехода к якобы постиндустриальной фазе города с исчезающими промышленными предприятиями обрастают огородами с картофелем и овощами. В такой стране резко подскакивает спрос на садовый инвентарь и рассаду, тепличные сооружения, мотоблоки, хозяйственные инструменты и прочие активы, едва ли связанные с постиндустриальным развитием. Заводы не перемещают сборочные цеха в Китай и не развивают в стране подразделения, отвечающие за более сложные операции. Они или просто исчезают с индустриальной карты мира, или уменьшаются до небольшой доли от прошлых масштабов.

С внезапным ростом сырьевых доходов и развитием потребительского рынка положение проигравших в такой постиндустриальной экономике несколько улучшается. Очутившиеся было в роли таксистов и челноков, инженеры и управленцы получают возможность заняться продажей и установкой кондиционеров (тех самых, что изрядно портят вид городских фасадов), монтажом кабельного телевидения и интернета, выпуском и установкой пластиковых окон. Говоря иначе, они начинают играть важную роль в потребительской модернизации, оснащая страну потребительской или производственной техникой и прочими товарами, изготовленными в других странах.

Стоит, однако, ценам на нефть устойчиво снизиться до минимальных значений, и эти люди вновь будут вынуждены вернуться к выращиванию овощей для собственного потребления, заняться частным извозом или другим предпринимательством ради выживания.

Это скорее похоже на такую экономику, у которой не получилось индустриализоваться по-настоящему, чтобы производить товары для мирового рынка, – она потерялась и запуталась, не зная, что ей дальше делать. И в ситуации, когда значительная часть ее населения занимается предпринимательством по нужде, пропалывает огороды или с трудом зарабатывает на хлеб, продавая согражданам овощечистки в электричках, нет достаточной ясности, что же именно делает ее похожей на первую страну.

Может быть, большая доля индивидов с дипломами о высшем образовании? Такого рода показателей все еще очень много в разных базах данных, и, к сожалению, ими продолжают пользоваться аналитики и ученые даже при наличии альтернативных индикаторов. Но какой-то смысл они имеют лишь в бюрократических отчетах. Сравнительно легко построить школу или здание для исследовательского института, купить патрульные автомобили или аппараты УЗИ, отразив все эти изменения в документах бюрократического учета – об этих грандиозных успехах можно гордо рапортовать собственным властям и международным структурам вроде ООН. Гораздо сложнее подготовить знающих, квалифицированных – и отобрать из них нравственных – учителей, полицейских, врачей и ученых. Увы, качественные свойства не отображаются при помощи такого показателя, как доля дипломированных граждан. Так что и судить, насколько постиндустриальным является общество, по нему нельзя. Необходимо использовать косвенные показатели, а это как раз число огородов вокруг индустриальных городов, ящики для хранения картошки в квартирах и на балконах, отсутствие технологичного экспорта и бесхитростный малый бизнес – рестораны, турфирмы, салоны красоты. Производственные ингредиенты такого якобы постиндустриального общества – это подсобное сельское хозяйство, простые услуги и производства, но никак не выполнение сложных задач для развития технологических, финансовых и прочих инноваций, востребованных потребителями во всем мире.

Подводя итоги: в такой стране есть очень небольшой корпус специалистов, способных создавать сравнительно редкие товары и услуги для международного рынка. Вместо этого там развиты формальный и неформальный секторы услуг, платящие налоги или не делающие этого, следующие потребительским стандартам или нарушающие их, но, что важнее, существующие в основном потому, что в стране с небольшим ноу-хау и множеством других проблем просто нет другой альтернативы с точки зрения занятости.

Как можно заметить, разница между этими двумя экономиками принципиальна, хотя и незаметна при рассмотрении крупных, агрегированных переменных вроде доли граждан с дипломами о высшем образовании – это две абсолютно разные картины происходящего, означающие разные руководства к действию и подходы к экономической политике. Эту разницу можно сравнить с карьерами двух футболистов, один из которых стал звездой и затем тренером, а другой так и не заиграл, спился и ушел из футбола.

Постиндустриальная экономика – это все же состоявшаяся карьера, движение вверх. Случай, напоминающий несостоявшуюся карьеру, справедливее назвать потерявшейся, запутавшейся экономикой.

Источник

Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

https://perfume007.livejournal.com/189252.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Author: news

See all posts by (4240)

Добавить комментарий